Сидоров, портной 08.02.2017

Статья из газеты "Вечерняя Москва"
Освоить новое дело вновь решил корреспондент "ВМ" Анатолий Сидоров. На этот раз он с помощью опытного наставника обучался тонкостям портновского ремесла.

Портным ты можешь и не быть, но подшивать штаны обязан, сказал я себе, завершая тяжелейший труд по ремонту брюк, обтрепанных по городским тротуарам. Что за мастера такие пошли — ранты, пришитые внизу брючин, отваливаются на третий день носки! Неужели такая наука сложная? Чтобы выяснить это, я решил примерить на себя роль подмастерья у опытного портного. Таким оказался Александр Андержанов, мастер — реставратор одежды с 40-летним стажем. Он почему-то долго смотрел на мои руки, потом тяжело вздохнул и сказал: «Ладно, ради популяризации профессии потерплю».

Три дня (!) мы потратили на то, чтобы я научился вести прямую строчку на кусочке материала, который мастер щедро отрезал для моей тренировки от собственных старых джинсов. Кривило и косило у меня все: иголка, лапка швейной машины, ткань... А нитки и вовсе издевались надо мной как хотели: путались, рвались, завялались узлом, лохматились — характер свой показывали. Если бы моим наставником в освоении новой профессии был не долготерпимый Андержанов, а какой-нибудь портняга, учивший уму-разуму Ваньку Жукова из одноименного чеховского рассказа, то я на «стажировке» и дня не продержался бы. Но Александр, как и обещал, терпел.

На третий день не вытерпел уже я: «Неужели ради того, чтобы вдеть нитку в иголку, надо все-таки три года учиться?» — Я отдал этому делу сорок лет, — ответил портной Андержанов. — Но до сих пор открываю для себя что-то новое. Вот ты приходишь ко мне в мастерскую и что начинаешь делать?

ВЕЩЬ И ЕЕ ДУША

— Беру кусок джинсов и начинаю строчить на нем прямую строчку, — ответил я простодушно.

— Вот, я тоже так делал, и не один год, — продолжил мастер, — пока до меня не дошло, что с каждой вещью, которую ты собираешься обновить, надо подружиться. Ведь один и тот же материал в разное время суток, при разной погоде, влажности, температуре помещения ведет себя по-разному: ложится под иглу гладко, или топорщится, или «пляшет» вслед за иголкой. С термометром и влагомером я по мастерской не хожу, но, войдя в помещение, сразу понимаю, с какой вещью буду с утра работать, а какую отложу на вечер или даже на завтра. И пальцы мои чувствуют материал. Под их ощущения я и подбираю нитки, иголки, скорость работы машинки.

— Ну, это уже из области мистики, — проворчал я. — Тряпка — она тряпка и есть: бери да шей! — Я тоже так когда-то думал, — усмехнулся Андержанов. — Но как-то один из заказчиков принес в ремонт совершенно драную куртку, он в ней на охоту ездил.

Человек этот оказался удачливым предпринимателем, то есть на новую куртку копить не надо было. О чем я ему прямо и сказал. «Что ты! — заорал он на меня. — Это фартовая куртка! Когда я в ней иду на охоту, то без дичи не возвращаюсь. Проверено!» Осмотрел я этот «раритет» — обыкновенная вещь, пропахшая дымом костра, смолой деревьев... В общем, рабочая одежда, ничего сверхъестественного. Но только не для моего заказчика: это была вещь, приносящая ему удачу, он в это свято верил. Вот и я принял куртку в починку, отчасти поверив в ее волшебную силу. Другой случай: бизнесмен принес мне драное кожаное портмоне: «Почини!» — просит. На какую, говорит, сделку с ним ни поеду, все складывается удачно. Один раз взял с собой новое, дорогое портмоне — сделка сорвалась...

МАСТЕР В ИНТЕРЬЕРЕ

Мистика мистикой, но хороший специалист обрастает не только выгодными заказчиками, но и целым набором вещей, которые помогают ему выполнять сложнейшие операции по ремонту и реставрации изделий из самых разных материалов.

— Посетители удивляются, зачем я держу у себя разные древние портняжные механизмы — например, столетнюю швейную машину «Зингер». Но ведь современная техника не со всяким материалом справится. Тут как-то бабушка принесла на восстановление фрак, сшитый в 1932 году. Три дня потратил только на то, чтобы распороть его: материя обветшала, а ниткам — сноса нет! Чем промышляет портной в нашем городе, чтобы остаться востребованным? — Ко мне часто обращаются музейные работники для восстановления тканевых интерьеров помещений, — рассказал Александр Андержанов. — Не редкие гости и артисты, которым требуется пошить или обновить сценические костюмы, головные уборы, одежную атрибутику вроде ремней, портупей. Скоро весна, народ понесет на перелицовку пиджаки, платья, сарафаны. ...Приятное это дело — людей одеждой украшать!

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Галина Певнева, методист технологического колледжа № 24:

В нашем учебном заведении есть отделение, где получают образование люди, решившие сменить профессию или приобрести еще одну. Мы обучаем кройке и шитью верхней женской (юбки, брюки, блузки, брючные костюмы) и мужской одежды (брюки, пиджаки, жилетки). В этом году мы уже набрали курс из 60 слушателей. Стоимость обучения — 20 тысяч рублей за 160 часов. Затраты эти, как правило, окупаются. Ведь профессия портного в городе сегодня востребована, в том числе в малом и среднем бизнесе.

ЦЕНА ВОПРОСА

От 30 до 50 тысяч рублей в месяц может заработать начинающий портной.


Подробнее: http://vm.ru/news/2017/02/08/sidorov-portnoj-352414.html